Различие между вотчиной и поместьем было ликвидировано. Сравнение общих черт и отличий вотчины и поместья. Какая разница между вотчиной и поместьем

В чем разница между вотчиной и поместьем

Различие между вотчиной и поместьем было ликвидировано. Сравнение общих черт и отличий вотчины и поместья. Какая разница между вотчиной и поместьем

Собственность существовала со времен первой пойманной и разделенной добычи. Изначально она была общинной. Как понятно из названия, принадлежала не конкретному человеку, а группе людей. Земля, как добыча, породила частную собственность. Одна из которых появилась в 11 веке.

В самом начале формирования частной земельной собственности знати в Киевской Руси, доля ее была совсем незначительной. Стали появляться вотчины, как награда родовитым людям, за подвиги.

Расширение государственных земель, привело к необходимости привлекать людей для службы, чтобы сохранить новые границы. Для этих целей, князь наделял своих приближенных землями, под ограниченное владение, как правило, пожизненно, на время службы государству.

Позже, эти два понятия объединились и приобрели единственную форму владения — наследственную. Это означало, что они могли передавать имения по наследству.

Возникновение вотчины

Это ранняя форма собственности в древней Руси, причем такое право распространялось на землю, постройки, другое имущество, в том числе, и на крепостных крестьян. Само понятие произошло от однокоренного слова отче (отец).

Во времена Киевской Руси владелец мог передать свои владения от отца к сыну, продать, поменять, поделить его между родственниками. В 9-11 веках большинство знати получали земельную награду за заслуги перед великим князем.

Как правило, это были князья, дружинники и земские бояре, то есть люди знатные.

После крещения Руси, появились церковные вотчины — земли и хозяйства, принадлежащие церковным служителям высших чинов и монастырям.

Монастырское и церковное землевладение развивалось параллельно княжеским и боярским. Крестьянский труд использовался также, как и при знати, посредством оброка и барщины.

Но развитие церковных угодий было достаточно слабым, так как владений было не так уж и много.

Появление поместья

Русское государство расширяло свои владения. Для укрепления своих границ, Иван III награждал своих людей (зарождавшееся дворянство) земельными наделами за доблесть в ратных делах.

Так с конца 15 века появилась новая форма собственности — поместье.

Владения предоставлялись приказным людям (атаманам, сотникам), как средство для службы или же, за военные отличия, в пожизненное пользование.

Размер зависел от значимости положения, размеров вотчин, происхождения. Мог увеличиваться за храбрость или понижаться за проступки. Право помещиков распоряжаться такими землями было ограничено государством. Им было запрещено распоряжаться имением, в том смысле, что ни продать, ни унаследовать его владельцы не могли.

Что общего между ними?

Рассматривая два способа владения землей, однозначно можно сказать о том, что обе формы принадлежат к феодальному строю. Правящее сословие, эксплуатирует зависящих от них крестьянское сословие.

На начальном этапе возникновения вотчин, земля на которой стояло имение, принадлежало определенному князю, ему то и должен был служить вотчиник.

И без его одобрения передать или продать свои владения не представлялось возможным (правда, такое положение быстро поменялось, земля стала наследуемой). Также, и помещик был ограничен государством в своих правах на недвижимость.

Ему нельзя было ни продать, ни заложить, ни унаследовать ее, так как право собственности принадлежало великому князю (государю).

Какие отличия?

Главным отличием между этими видами землевладения — это вопрос о наследовании. Вотчина образовалась на несколько веков раньше, и у ее владельца было больше прав на имущество.

То есть, можно было проводить различные манипуляции со своим хозяйством. При их возникновении, формировался и аппарат правления (администрация, судебный орган).

Поместье же, напротив, принадлежало государству, и помещик не мог ни наследовать, ни продавать свою недвижимость и крестьян.

Владения бояр были обычно больше, чем помещичьи, так как первые были заинтересованы в развитии и процветании своих земель. Когда, как помещики старались выжать максимум из своих угодий и нещадно эксплуатировали своих крепостных, особо не вкладывая в развитие своего поместья. Так, при Крестьянских переходах, раз в году, народ большей частью переходил из поместья к вотчинику.

Разница сословий в основном определяло и право на владение. Вотчиной владели, как правило, князья и бояре. Поместьем владели служилые люди, проходившие обязательную службу у государя.

Еще, нужно учесть такую особенность, как церковные и монастырские вотчины, когда как поместий таких быть не могло.

Подытоживая различия и сходства двух видов землевладения, нужно сказать, что в 1556 году документ «Уложение о службе» одинаково обязывал вотчиников и помещиков проходить военную службу. Окончательно эти два понятия уровнял Петр I своим указом о единонаследии. Теперь и поместье могло оставаться в роду и передаваться по наследству.

Также Петр Великий установил запрет на отчуждение — это означало, что дворянин не мог проиграть в азартные игры свое имение, то есть раздробить имущество на части. Также, право наследования было только у старшего сына.

А значит, что другие сыновья должны были служить государю исправно, ведь за хорошую службу государь даровал им новые поместья.

Источник: https://vchemraznica.ru/v-chem-raznica-mezhdu-votchinoj-i-pomestem/

Разница между поместьем и вотчиной ликвидирована. Сравнение общих черт и отличий вотчины и поместья

Различие между вотчиной и поместьем было ликвидировано. Сравнение общих черт и отличий вотчины и поместья. Какая разница между вотчиной и поместьем

-Отказ от услуг-Разница между поместьем и вотчиной ликвидирована. Сравнение общих черт и отличий вотчины и поместья

Какие различия между вотчиной и поместье были упразднены в 1714 г.? Для чего, по вашему мнению, это было сделано?

Ответ

Ранее вотчина передавалась по наследству, её можно было продать; а поместье дворяне получали за службу. По указу о единонаследии эта разница между вотчиной и поместьем была ликвидирована.

В. О. Ключевский так разъясняет причины принятия указа: «Вам известно юридическое различие между основными видами древнерусского служилого землевладения, между вотчиной, наследственной собственностью, и поместьем, владением условным, временным, обыкновенно пожизненным.

Но задолго до Петра оба эти вида землевладения стали сближаться друг с другом: во владение вотчинное проникали черты поместного, а поместное усвояло юридические особенности вотчинного.

В самой природе поместья, как земельного владения, заключались условия его сближения с вотчиной».

Таким образом, сама жизнь, социально-экономические реалии, подтолкнули Петра к принятию этого нормативного акта: «Так к началу XVIII века поместье приблизилось к вотчине на незаметное для нас расстояние и готово было исчезнуть как особый вид служилого землевладения.

Тремя признаками обозначилось это сближение: поместья становились родовыми, как и вотчины; они дробились в порядке разверстки между нисходящими или боковыми, как дробились вотчины в порядке наследования; поместное верстание вытеснялось вотчинным пожалованием».

По моему мнению, Пётр добивался следующих результатов: землевладения ограждались от бесконечного дробления, а дворянское сословие — от обнищания.

Запрет на отчуждение не позволял дворянину проиграть в карты или каким-либо другим образом «разбазарить» драгоценную землю.

Кроме того, право на наследство, закреплённое только за одним сыном, вынуждало его братьев исправно служить на государственной службе — «искать чинов».

Нам остается проследить еще одну сторону этой регрессивной эволюции — уже не экономическую, а социально-юридическую.

Торжество помещиков в 1612 году должно бы, казалось, закончить процесс, начатый опричниной, и закрепить его результаты — превратить всю обрабатываемую землю в поместную.

На первый взгляд так оно и было. Не успела смолкнуть канонада под Московским Кремлем, как дворцовые и «черные», крестьянские земли массами стали переходить в дворянские руки: до весны 1613 года было уже роздано не меньше 45 000 десятин земли дворцовой и до 14 000 десятин земли «черной» — роздано преимущественно вождям помещичьей рати, ее генералитету и офицерству.

Несколько позже дошла очередь до рядовых; около 1627 года имело место «верстанье новиков всех городов», раздача поместий дворянской молодежи, в службу поспевшей, но еще землею не наделенной и потому сидевшей на шее у старших родственников.

Материалом для этого большого верстанья и для многих других мелких, происходивших в промежутки, послужили опять дворцовые и «черные» земли, а отчасти и земли, конфискованные у других владельцев; только теперь конфисковали уже не «княженецкие» вотчины — их почти и не оставалось, — а земли, данные побитыми политическими противниками тех, кто торжествовал в 1612 году: тушинским «вором», а в особенности «королем и королевичем», т.е. польско-боярским правительством 1610 — 1611 годов.

Более жалостливое отношение к тушинским грамотам, сравнительно с королевскими, чрезвычайно характерно: правительство царя Михаила не могло забыть, что и Тушино когда-то было «дворянским гнездом», из которого вылетели Романовы.

Оттого «воровские дачи» и не отбирались с такою неуклонностью, как дачи «королевские».

Общая цифра розданных мелкими участками земель, конечно, далеко превышала то, что крупными кусками расхватали «пришедшие в первый час» немедленно после победы.

Раздавались целые волости, иногда по 300 поместных участков сразу, в одном известном случае количество розданной в одном месте пашни доходило до 4500 десятин, в другом даже до 7500.

Сколько-нибудь точного итога подведено быть не может — нам не все случаи верстанья известны, но общую сумму пришлось бы считать сотнями тысяч, если не миллионами десятин.

Интересно, однако же, не это само собою разумеющееся последствие дворянской победы, интересен более другой факт эта розданная помещикам земля поколением позже оказалась владеемой не на поместном, а на вотчинном праве. Это явление достаточно намечается уже в 20-х годах.

В это время в одном из станов Дмитровского уезда можно было насчитать 6 старинных вотчин и 10 выслуженных, пожалованных за две московские осады, при царе Василии и при Михаиле Федоровиче, «в королевичев приход», когда стоял под Москвой королевич Владислав.

В отдельных станах Звенигородского, Коломенского и Ростовского уездов соотношение «старинных» (наследственных) и выслуженных вотчин было такое же. В Углицком уезде из 114 вотчин 59, т.е. опять-таки большинство, появились в первой четверти XVIII столетия.

В Московском уезде вотчинные земли составляли почти 2/3 всех имений, поместные — немного более одной трети. В одном уезде, Лужском, вотчинное землевладение впервые появляется в эту эпоху. При этом в вотчину имели тенденцию превращаться лучшие поместные земли.

Уже в 20-х, опять-таки годах, т.е. еще задолго до подъема конца столетия, отношение пашни и перелога на вотчинных землях гораздо выгоднее, чем на поместных: иногда в вотчинах относительно в десять раз больше пашни паханой, нежели в поместьях соответствующего уезда.

Что, конечно, не значит, как думает тот автор, у которого мы заимствовали эти статистические данные, будто вотчинное хозяйство было устойчивее поместного: экономически оба типа ничем друг от друга не отличались, при одинаковых размерах. Даже юридически отличие не было так велико, как привыкли думать мы, следуя историкам русского права, с большою легкостью переносившим в феодальную Русь нормы современных буржуазных отношений.

Поместья почти всегда передавались по наследству и переходили из рук в руки даже через специальные запреты.

Правительство, например, очень старалось изолировать поместные участки, дававшиеся служилым иностранцам, число их все увеличивалось в XVII веке, тем не менее по документам можно насчитать целый ряд несомненно русских людей, владевших ино-земцевскими поместьями*. Все, чего удавалось более или менее достигнуть, — это, чтобы «земли из службы не выходили».

Но, во-первых, служить обязаны были и вотчинники, после Грозного «не служить никому» было уже нельзя. А, во-вторых, провести и этот принцип на практике было нелегким делом.

Помещик, как и всякий православный человек, стремился «устроить свою душу» — обеспечить молитвы церкви за него после его смерти и, как всякий землевладелец, достигал этого, жертвуя тому или другому монастырю часть своих земель.

Бывало это и в XVI веке, а в XVII столетии сделалось обиходным явлением, несмотря, опять-таки, на ряд форменных запретов, и целый ряд поместных участков сливался таким путем с монастырскими вотчинами.

Втолковать московскому человеку разницу между «собственностью» и «владением» было далеко не легким делом, в особенности, когда право собственности на каждом шагу нарушалось не только верховной властью, как это было при всякой опале времен Грозного или Годунова, но и любым сильным феодалом**. «То, чем я владею, мое, покуда не отняли» — такое, юридически неправильное, но психологически совершенно понятное представление существовало у каждого древнерусского землевладельца, был ли он вотчинник или помещик.

И разницу между вотчиной и поместьем мы поймем легче всего, беря их не со стороны обязательств, лежавших на том и на другом типе землевладения по отношению к государству, а со стороны хозяйственного интереса владельцев.

С этой точки зрения мы легко поймем, почему излюбленным типом второй половины XVI века было поместье, а следующего века — вотчина.

В период лихорадочной, хищнической эксплуатации захваченной земли ее стремились использовать возможно скорее, чтобы затем бросить и приняться эксплуатировать новую.

И когда отношения снова приняли средневековую устойчивость, естественно было появиться тенденции закрепления за собой и своей семьей занятой земли: и не менее естественно, что раньше всего эта тенденция обнаружилась по отношению к более ценным имениям. В поместье брали теперь то, что не жалко было бросать.

Мало-помалу, однако же, закреплять за собою имение стало такою же привычкой землевладельца, как и закреплять крестьянина в этом имении, и тогда «поместный элемент» в московском, и особенно подмосковном, землевладении «стал очень близок к исчезновению».

В Боровском, например, уезде в 1629 — 1630 годах поместные земли составляли 2/5; всех земель, а вотчинные — 3/4 а в 1678 году первые давали лишь одну четверть всех имений, а вторые — 3/4.

В Московском уезде в 1624 — 1625 годах поместные земли составляли еще 35,4%, а в 1646-м всего 4,4%***.

Укажите, чем поместье отличалось от вотчины. Назовите указ, по которому окончательно было ликвидировано различие между поместьем и вотчиной. Какую норму предыдущего закона отменял данный указ?

Из законодательного акта

«…По указам предков наших, великих государей, соборным уложением положено… отцам детей своих в движимых и недвижимых имениях делить всем по равным частям, а жёнам, после умерших мужей, давать из поместий их, с окладов, на прожиток и купленные при них вотчины. В 1714 году…

дядя наш, его императорское величество, особливыми пункты, те разделы отменил, а по первенству одного наследником назначить соизволил, в таком всемилостивейшем намерении, чтоб от разделения деревень в разные руки, фамилии и знатные дома не упадали. Но…

отцы, естественно сожалея своих детей, всеми образы старались, несмотря ни на какие свои убытки и разорения, делить детей своих всем по равным частям и крепили им то продажами и закладами через разные руки, а которые того при себе учинить не могли, тем другие разные способы к тому искали и подвергали детей своих под великие клятвы, чтобы оставшееся после их имение, по смерти их, равно между собою делили, и тем, как между детьми, так и между родственниками, не только ненависти и ссоры произошли, но некоторые,… и до смерти побивали. Того ради мы, наше императорское величество, ревнуя закону Божию и милосердуя о своих подданных, пожаловали, всемилостивейше повелели впредь, с сего указу, как поместья, так и вотчины именовать равно одно недвижимое имение вотчина, и отцам и матерям детей своих делить по уложению, всем равно; тако ж и за дочерьми в приданое давать по-прежнему, а которые отцы и матери помрут без завещания, после таких в разделе недвижимых и движимых их имений, поступать по нижеследующим пунктам:

После умершего мужа изо всего его недвижимого имения, какого бы звания за ним ни было, из жилого и пустого, давать жене его со ста по пятнадцати четвертей, в вечное владение, а из движимого имения по уложению, а собственным их приданым имениям и что они, будучи замужем, куплею себе или после родственников, по наследству присовокупили, быть при них, не зачитывая того в ту указную дачу что надлежит дать из мужней (собственности); а дочерям, при братьях, как из недвижимого, так и из движимого, против матери или мачехи, половину».

Пояснение.

1) вотчина в XIV-XVII вв. являлась частной собственностью землевладельца. Поместье являлось собственностью государства; оно предоставлялось дворянину на условии несения военной службы, и он не мог им свободно распоряжаться (продать, подарить, заложить);

2) указ о единонаследии (1714 г.);

3) отменённый указ о единонаследии Петра I требовал отдавать всё недвижимое имущество одному сыну; остальные наделялись только движимым.

Какие различия между вотчиной и поместье были упразднены в 1714 г.? Для чего, по вашему мнению, это было сделано?

Ответы:

Ранее вотчина передавалась по наследству, её можно было продать; а поместье дворяне получали за службу. По указу о единонаследии эта разница между вотчиной и поместьем была ликвидирована. В. О.

Ключевский так разъясняет причины принятия указа: «Вам известно юридическое различие между основными видами древнерусского служилого землевладения, между вотчиной, наследственной собственностью, и поместьем, владением условным, временным, обыкновенно пожизненным.

Но задолго до Петра оба эти вида землевладения стали сближаться друг с другом: во владение вотчинное проникали черты поместного, а поместное усвояло юридические особенности вотчинного.

В самой природе поместья, как земельного владения, заключались условия его сближения с вотчиной».Таким образом, сама жизнь, социально-экономические реалии, подтолкнули Петра к принятию этого нормативного акта: «Так к началу XVIII века поместье приблизилось к вотчине на незаметное для нас расстояние и готово было исчезнуть как особый вид служилого землевладения.

Тремя признаками обозначилось это сближение: поместья становились родовыми, как и вотчины; они дробились в порядке разверстки между нисходящими или боковыми, как дробились вотчины в порядке наследования; поместное верстание вытеснялось вотчинным пожалованием».

По моему мнению, Пётр добивался следующих результатов: землевладения ограждались от бесконечного дробления, а дворянское сословие — от обнищания. Запрет на отчуждение не позволял дворянину проиграть в карты или каким-либо другим образом «разбазарить» драгоценную землю. Кроме того, право на наследство, закреплённое только за одним сыном, вынуждало его братьев исправно служить на государственной службе — «искать чинов».

Источник: https://lenkom35.ru/refusal-of-service/raznica-mezhdu-pomestem-i-votchinoi-likvidirovana-sravnenie-obshchih-chert-i.html

Исковик
Добавить комментарий